Дойти до Берега Скелетов и выжить

Дойти до Берега Скелетов и выжить

Текст: Светлана Иванова. Фото: из архива О. Тактарова.

Прошло почти три месяца с момента внезапного исчезновения в пустыне Намибии съемочной группы, в составе которой был российско-голливудский актер Олег Тактаров, двукратный чемпион мира по боям без правил, и его чудесного возвращения после 9 дней невероятных приключений в африканских песках. Они выжили в условиях, в которых выжить невозможно, без воды и пищи, без компаса, с одной туристической картой, не поддавшись панике и страху, когда от обезвоживания при 40-градусной жаре начинаются галлюцинации, кожа становится похожа на сухой пергамент и слезает лоскутами. Олег, а с ним еще 4 человека, смогли пройти это испытание – испытание человека на прочность.

Дойти до Берега Скелетов и выжить Дойти до Берега Скелетов и выжить

Олег Тактаров родился 26 августа 1967 года в Сарове, ранее Арзамас-16, Нижегородской области. Мастер спорта СССР по самбо. По­бедитель турнира по боям без правил 1994 года в Риге «Белый Дракон». Многократный чемпион Европы по джиу-джитсу. Чемпион UFC (Ultimate Fighting Championship) V11995 года. Живет в Лос-Анджелесе и Москве. Последние работы в кино: «44 минуты» (2004), «Сокровища нации» (2005), «Грехи отцов» (2005), «Зови меня джинн» (2005).

Полцарства за глоток воды

– На горизонте – очертания горы, похожей на средневековый замок, – рассказывает Тактаров. – Мы назвали ее Castle Rock. (В переводе с английского – «каменный замок> а также это уникальное место палеонтологи­ческих изысканий в Колорадо, США. – Авт.). Вышли в 3.30 утра и решили держать курс на нее. Во фляге осталось по несколько глотков теплой воды на каждого. К 6 часам утра солнце превратилось в раскаленный шар. Спасает шляпа с широкими полями. Постепенно ноги увязают в песке все больше и больше, идти становится все тяжелее, каждый шаг будто эхом отдается во всем теле. Песчинки попадают в кроссовки, натирают ноги, кажется, этот песок везде: на твоей коже, внутри, ты им дышишь. Мыслей почти никаких, слышишь толь­ко собственное мерное дыхание и гулкий стук сердца. Голова совершенно чистая, внутри тебя звенящая пустота. Пить хочется нестерпи­мо, но – нельзя. На дне горячей металличе­ской фляжки плещется уже по одному глотку воды на каждого. Все золото, которое есть в этой проклятой богом и людьми дикой стране отдал бы за то, чтобы можно было пить, пить, не останавливаясь, пить, сколько хочется. Идем молча, хотя все два дня ругались почти без перерыва. Ни у кого нет сил произнести ни слова, даже Джанин, которая все время плакала, замолчала. К10 часам утра мы были уже у подножия Castle Rock, хотя казалось, ид­ти будем как минимум сутки. С трудом подня­лись на вершину… Внутри все сжалось в тугой комок. Точно такая же гора была на горизон­те. Волны отчаяния начали захлестывать соз­нание…

«Стоп, только не паникуй, только не паникуй!», – повторял про себя Олег. Справившись с приступом страха, Олег начал собирать камни, чтобы выложить слово SOS, которое можно было бы увидеть с вертолета. Группа из пяти измученных жаждой и зноем людей с обго­ревшей кожей оставила на вершине горы за­писку на английском и двинулась дальше, к дрожащему в раскаленном от зноя воздухе силуэту следующей горы.

– Мы шли до вечера следующего дня. Посте­пенно твердый до этого песок под ногами, словно спрессованный, стал рыхлым, появи­лись холмы. Горизонт стал как будто ближе. На самом деле горизонт ближе не стал, нача­лись барханы. Сначала пытались обходить их, потом поняли, что обойти бархан величи­ной с 10-этажный дом невозможно. Да и на­ши следы на песке с трудом можно было от­личить от звериных, а с вертолета – тем бо­лее. Оставив часть вещей, мы решили повер­нуть обратно.

К этому моменту у группы закончилась вода. Предстояло пройти еще почти сутки до места, откуда Олег Тактаров и еще 4 человека из анг­ло-американской съемочной группы начали свой долгий путь в песках к океану, к Берегу Скелетов, не зная, что до спасительного бере­га сотни километров раскаленной пустыни и выжить в ней не удавалось еще никому.

Дойти до Берега Скелетов и выжить

В стране антилоп и следов мамонтов

Тремя днями ранее Олег, английский продю­сер Майк Эдсон, его помощница Джанин Тэрри, оператор Крис Бэнниджер и южноафриканец Кей Джей садились в вертолет неподале­ку от деревни Опуво в Намибии, чтобы поис­кать место для очередных съемок, а заодно и отдохнуть немного.

Олег прилетел в Африку по приглашению сво­его английского приятеля, Майка Эдсона, снимавшего документальный фильм о культе вуду.

– У меня как раз «окно» в съемках образова­лось. Майк позвал меня в ЮАР ведущим, Джа­нин с ролью этого реалити-шоу про ведьм и шаманов не справилась. К тому же мне само­му нужно было подыскивать место для съемок собственного проекта, я организовал продюсерскую компанию. Две недели ребята снима­ли в ЮАР. Вуду там официально запрещено, начались проблемы с разрешением на съем­ки, поэтому решили перебраться в Намибию. Я сразу отказался от предложенной мне роли после того, как увидел отснятые рабочие ма­териалы фильма. Какие-то отрезанные части человеческого тела, животных… просто отвра­тительное зрелище, даже вспоминать не хо­чется…

В местечке Опуво была вертолетная площад­ка, последняя из доступных в этом районе. К западу простирались горы, на востоке – Ат­лантический океан. Для телевизионного про­екта, который задумал Олег, место просто идеальное. И название имело соответствующее – «страна антилоп и следов мамонтов». Во время вертолетной прогулки приметили в го­рах очень красивую долину. Решили высадить­ся и устроить небольшой пикник. Через полто­ра дня, в воскресенье, вертолет должен был вернуться и забрать съемочную группу. В на­значенное время вертолет не прилетел. Прож­дав до утра следующего дня, было решено ид­ти искать людей. В руках были компас, кото­рый вскоре сломался, и обычная туристиче­ская карта, по которой о расстоянии можно судить только «на глазок».

Дойти до Берега Скелетов и выжить Дойти до Берега Скелетов и выжить

– По карте выходило, что до океана, точнее, до Берега Скелетов, километров 150, ровно в три раза ближе, чем до реки Кунене на севе­ре. Еще сыграл роль тот фактор, что океан всегда ассоциируется с побережьем, а значит, с жизнью и спасением.

Мы до последнего надеялись, что за нами при­летят, но когда стало ясно, что нас просто-на­просто надули с вертолетом, иного выхода, как идти, просто не оставалось. Это потом, по­мню, все говорили, со мной даже кто-то спо­рить взялся, что мы сами не вышли в назна­ченное время, поэтому нас не нашли. Громче всех доказывал российский консул в Намибии Логачев. Он, надо полагать, с нами шестым был, если утверждал, что мы сами виноваты в наших бедах. На самом деле владелец верто­летной компании обманул нас, и вертолет про­сто не прилетел в назначенное место. Точно такая же история произошла с одной группой здесь же, в Намибии, тремя месяцами рань­ше. У ребят заглохла в песках машина, верто­лет также не прилетел, и они погибли. Съемочная группа Олега Тактарова оказалась без еды и пищи в пустыне Намибии в июне, в то время, когда там была зима. Температура воздуха днем не поднималась выше сорока градусов. Повезло…

Было решено идти к океану. Запас воды на не­сколько дней был, из пищи у Олега были пара горстей риса и горсть изюма. На голове – ковбойская шляпа с широкими полями, по­верх джинсов Олег надел шорты, чтобы было больше карманов, в которые он положил нож, компас и лекарства.

– Надо мной посмеивались сначала, все-то остались в одних шортах и майках и в высоких горных ботинках. Я же в кроссовках «Adidas» (Олег с гордостью демонстрирует мне свои по­трепанные белые кроссовки, в которых он прошел столько километров в песках Нами­бии, – мы разговариваем за столиком мос­ковского кафе. – Авт.). В памяти почему-то всплыли узбеки в своих немыслимых ватных халатах и шапках, которые их от зноя и спаса­ли. Сверху я нацепил еще и олимпийку с длин­ными рукавами.

Дойти до Берега Скелетов и выжить Дойти до Берега Скелетов и выжить

Сбросив часть лишнего груза, группа двину­лась к океану, оставляя на камнях записки о своем маршруте. Из камней выкладывали на песке SOS. Надеясь довольно быстро найти помощь или хотя бы ручей в горах, воду почти не экономили.

– Если бы мы только знали, что потом каждая капля станет для нас настоящей драгоценно­стью! Да мы чуть ли не душ сначала принима­ли, умывались даже. А вот есть не хотелось со­всем, вообще ни дня.

За девять дней пути Олег похудел на 23 кило­грамма. Тяжелее всех пришлось хрупкой Джанин. Кожа на лице и руках девушки сгорела так, что стала слезать лоскутами. Когда сил идти не было совсем, Джанин ложилась на песок и начинала плакать. Обвинения сыпа­лись одно за другим, Крис и Майк все время ругались, выясняя, кто виноват в случившем­ся, тихий Кей Джей еще больше замыкался в себе.

– Я же наблюдал за всем этим довольно долго, пока мне не надоело нытье Джанин и бесконечная ругань Майка с Крисом, каждый из которых громогласно заявлял, что знает, что надо делать. Сейчас уже не помню, но я что-то довольно резкое всем сказал, при­крикнул и на Джанин. И в какой-то момент все стали считать лидером команды (а мы ею стали за эти дни) меня, искали у меня под­держки и совета. Во многом потому, что внешне я был спокоен, эта привычка сохра­нять выдержку осталась у меня еще с того времени, когда я только пришел в секцию самбо. Я не паниковал, поэтому все и дума­ли, что я сильный и ничего с ними не случит­ся, если я рядом…

Оставаясь внешне спокойным, Олег постоян­но боролся с собственными страхами. Гасить растущее с каждым днем пути беспокойство становилось все сложнее. Не отпускало оно и ночью, во время короткого сна. В пустыне перепады температур достигают 30 градусов. Если днем может быть плюс 35-40, то ночью – только пять градусов тепла.

– Три дня подряд я просыпался в мокрой оде­жде. Ее буквально можно было выжимать, та­кие там ночью туманы. Я вставал, помню, раньше всех, до восхода солнца, но уже было светло, до самого горизонта расстилался оке­ан молочного цвета, который все время дви­гался. В этот момент мне казалось, что пусты­ня дышит, что вот они, легкие Намибии… Потеряв два дня времени и весь запас воды, группа Олега в результате вернулась в долину, откуда начала свой путь. В горах стало легче, можно было спрятаться от жары в тени, поя­вилась и первая вода, точнее, крошечная мут­ная лужица, которую нашли Олег с Кей Джеем, – вода сохранилась после дождя, который прошел несколько недель назад. Словно жи­вотные на водопое, люди как по команде лег­ли на живот и стали жадно пить, забыв обо всем на свете.

Дойти до Берега Скелетов и выжить Дойти до Берега Скелетов и выжить

Появилась вода – значит, они выживут. Лужи­цы стали попадаться все чаще и чаще. Напря­жение постепенно стало спадать.

– В наших приключениях было два этапа: ко­гда мы шли в песках, постоянно ругаясь и об­виняя друг друга во всех смертных грехах, и когда мы нашли воду и поняли, куда идти. Еще через полдня пути группа нашла высох­шее русло реки, появилась трава. Воду стало добывать легче – достаточно было выкопать неглубокую ямку в песке русла. Из прутьев Олег вырезал лук и стрелы с деревянными на­конечниками в надежде подстрелить птаху или мелкого зверя. В поисках добычи Олег за­брался на одну из окружавших каменистое русло реки скал.

– Нужно было посмотреть, куда нам двигать­ся дальше, да и очень уж хотелось подстрелить что-нибудь, принести в лагерь, почувствовать себя эдаким вождем краснокожих, что ли. Во мне проснулся настоящий охотничий азарт… Вдруг почва из-под ног Олега стала осыпаться. Сорвавшись и пролетев несколько метров, он сумел ухватить катящиеся впереди лук и стре­лы и зацепиться рукой за выступ.

– Когда пришел в себя, посмотрел вниз – там была пропасть глубиной с 10-этажный дом. Запястье себе повредил здорово, думал, вены порвал. Вот смотрите, – Олег протяги­вает мне руку, на запястье едва затянувшиеся глубокие розоватые шрамы.

В лагерь Олег вернулся все же с добычей – нашел птичье гнездо. – Поделили эти 4 яйца на пятерых. У нас ос­тавалась еще горсть риса, которую мы свари­ли. Такой вот нехитрый обед. Американцы все же странные люди, я хоть и живу в Штатах, там мой дом и семья, но вот что такое делиться, есть из общего котла – мне пришлось им объ­яснять. Крис так вообще уходил в горы, якобы в туалет, и там втихаря ел что-то, у него по кар­манам был рассован горох, рис…

Как оружие лук Олега не пригодился, зато стал посохом для Кей Джея, который порвал сухожилия на ноге. Было решено его оставить и идти искать помощь. Уже был слышен шум воды, а значит, неподалеку должен быть кем­пинг, обозначенный на карте. Майк, Джанин и Крис ушли вперед. Олег остался с Кей Джеем. Сначала он пытался нести Кей Джея на себе, но усталость давала о себе знать, да и по кам­ням идти было сложно.

– Довольно долго я тащил его на себе, потом остановились на ночлег. Я решил, пока еще не стемнело, сходить осмотреть завтрашнюю до­рогу. Забрался в гору, потом увидел русло реки, по которому мы шли, спустился и пошел по нему. Иду час, другой, а Кей Джея все нет. Уже темнело. И тут меня, впервые за все время наших приключений, накрыла паника, что я заблудился, что умру в этой проклятой пусты­не, что меня съест лев или леопард, следы ко­торых мы видели на протяжении всего пути. Все это проносилось у меня перед глазами, пока я бежал. Но в итоге я нашел Кей Джея… На следующий день Олег и Кей Джей встрети­ли идущих им навстречу людей из местного племени химба.

– Клянусь, я подумал, что у меня галлюцина­ции! Представьте, несколько десятков тузем­цев, а впереди вождь в шлепанцах и ярко-красной майке с надписью «Manchester United»!

Потом выяснилось, что этих туземцев послали Майк, Крис и Джанин, которые благополучно вышли к реке, к лагерю для богатых, – не­сколько домов на берегу, куда белые приез­жают на сафари. По телефону Крис заказал самолет, и они уже собирались улетать, когда в кемпинге появились Олег с Кей Джеем.

– Жаль, что их крокодилы не съели. Шучу, ко­нечно. Но простить этого не могу. Я думал, мы одна команда, друзья… Это долгое путешест­вие в пустыне в песках как будто сделало нас друзьями. По крайней мере, я так думал до то­го момента, как мы вышли к людям. Я ведь им объяснял, что такое делиться, как наши космо­навты пользуются одним тюбиком зубной пас­ты, хотя запас есть у обоих, что это чисто пси­хологическая вещь. У них тогда глаза круглы­ми от удивления были. А когда сели в самолет, я увидел просто других людей. Я понял: они вернулись к тому, от чего ушли. А с крокодила­ми на самом деле нешуточная история вышла. Я хотел воды набрать в реке, но Кей Джей на­помнил мне про крокодилов, которые выпры­гивают из воды со скоростью ракеты SS-20 и утаскивают человека под воду. А ведь эта тро­ица там купалась… Просто чудо, что они в жи­вых остались…

Очищение пустыней

Однако приключения Олега на этом не закон­чились. Едва небольшой одномоторный само­лет приземлился в Опуво, группу задержала полиция. Все документы, а также отснятые материалы были отняты и опечатаны. Еще сутки всех поочередно допрашивали, выясняя, что они делают в Намибии.

– Когда я ждал своей очереди на допрос, ле­жал в коридоре, прямо на полу. И вдруг понял, что мне неуютно на этом линолеуме после пес­ка и камней, что мне не хватает безумного аф­риканского неба над головой. Я и сейчас за­крываю глаза и вижу немыслимые африкан­ские закаты и рассветы, когда небо над тобой – гигантская полыхающая чаша огня… Временами пустыня напоминает о себе Олегу, хотя прошло уже несколько месяцев с момен­та его возвращения. За несколько дней до на­шего с ним разговора он пришел в парик­махерскую, и волна знакомой паники вдруг накатила снова.

– Прямо в кресле в парикмахерской мне бе­зумно захотелось пить. Раньше я бы не обра­тил внимания, а тут жуткий страх, что не хватит воды. Когда летели в Москву из Намибии, я тоже все время пил и не мог напиться, поряд­ком достал стюардесс, все время вставая за водой. И поверьте, ничего вкуснее в своей жизни я не пробовал…

Изменились пристрастия Олега и в еде, гово­рит, что стали проще. В пустыне берегли каж­дую рисинку, теперь рис с оливковым маслом – любимое блюдо Олега. Вкусы-то измени­лись, но вкус к жизни, колоссальное желание двигаться вперед остались, нет, утроились.

– Никогда не чувствовал себя моложе и уве­реннее, чем сейчас. Будто с этими 23 кило­граммами веса сбросил 23 года. Такая вещь, как депрессия, сейчас просто не существует для меня. Слово «невозможно» исчезло вооб­ще. Пустыня оказала терапевтическое дейст­вие, осталось лишь ощущение легкости. Чело­веку недостает опасностей в повседневной жизни, они подстегивают, нам необходим ад­реналин, чтобы двигаться и развиваться. И предложи мне сейчас отказаться от этой авантюры с Намибией – ни за что не откажусь.

P.S. Сейчас Олег Тактаров рассматривает предложения снять художественный фильм о своих приключениях в пустыне Намибии, а также планирует снимать фильм об основате­лях самбо – Спиридонове и Ощепкове. Есть уже рабочее название – «Японец».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *